В движении плит  рождаются месторожденияРассказывает доктор  геолого-минералогических наук Л. Зоненшайн

Наша страна настолько разнообразна по своему геологическому строению, что как нельзя лучше может служить полигоном для проверки новых концепций. Лучшей природной экспериментальной мастерской не найти! Огромные низменности и равнины, крупнейшие горноскладчатые пояса, плоскогорья, островные дуги и глубоководные желоба… Наша территория соприкасается с акваторией трех океанов — Тихого, Атлантического и Северного Ледовитого. Практически все глобальные структурные элементы Земли можно найти на территории Советского Союза. Еще больше следов древних движений и взаимодействий литосферных плит, происходивших в геологическом прошлом. Обнаружение их, реконструкция, исследования ведутся сейчас очень интенсивно.

Группа ученых из разных учреждений — Института океанологии, Института геохимии, Сибирского отделения Академии наук, из организаций Министерства геологии — задалась целью установить, каким образом сформировалась территория нашей страны, если исходить из теории литосферных плит? И какое это может иметь значение для прогноза и поиска полезных ископаемых? Работа еще не закончена, но многие выводы уже сделаны, и я их использую в своем рассказе. Это материалы очень свежие, буквально из-под пера исследователей.

Оказывается, история геологии нашей страны — это история исчезнувших океанов и столкнувшихся континентов. Вся эта обширнейшая область, как и вся Евразия,— составной континент, который возник за счет постепенного сближения, столкновения и спаивания между собой отдельных континентальных блоков.

Посмотрим, какие главные элементы определяют строение территории Советского Союза. Сразу видно, что я это две огромные платформы — Восточно-Европейская и Сибирская. Стабильные устойчивые области, на протяжении последних полутора миллиардов лет не подвергавшиеся каким-либо сильным деформациям. Каждая из них имеет древний фундамент и лежащий на нем чехол осадочных накоплений. Так вот, древние платформы — не что иное, как остатки древних континентов. Но откуда тогда чехол осадочных пород, который на них лежит? Ведь мощные пласты осадков — явный признак того, что здесь было море. Исследования показали, что осадки на этих платформах отложились в мелководных шельфовых морях, на малых глубинах. В какие-то моменты эти моря распространялись в глубь континентов.

Представления об устойчивости платформ оказались очень зыбкими. О ней можно говорить только по отношению к деформированности этих территорий, которая действительно очень мала. Но сами крупные блоки размером в несколько тысяч километров в поперечнике испытали, оказывается, на протяжении последних шестисот миллионов лет перемещения до десяти тысяч километров по земной сфере и продолжают двигаться и сейчас со скоростью несколько сантиметров в год.

Подтверждения мы находим в разных, не зависящих друг от друга источниках. Геофизики уже давно научились измерять остаточную намагниченность горных пород — ту намагниченность, которую магма приобретает в момент застывания. И несмотря на то, что потом эта порода попадает в другие магнитные условия, палеонамагниченность остается запечатленной в ней. Палеомагнитологи научились хорошо распознавать эту первичную намагниченность, а значит, узнавать, какова была ориентировка магнитного вектора в то время, когда порода застывала. Оказалось, что в раннем палеозое, 450—500 миллионов лет назад, оба составных континента — Восточно-Европейский и Сибирский — находились вовсе не в умеренных и высоких широтах Северного полушария, как сейчас, а где-то либо у экватора, либо в тропическом поясе Южного полушария. За время, прошедшее от палеозоя до сегодняшнего дня, они преодолели этот большой путь.

Конечно, одних палеомагнитных данных мало. И многие подвергали их сомнению. Доказательства предоставили географы. Палеогеографические карты, составленные уже сорок лет назад Н. Страховым, показывают, что экватор в каменноугольное время проходил в районе Донбасса, косо пересекал Европу и уходил в сторону Рурского бассейна. Об этом ярко свидетельствуют многие индикаторы, в частности рифовые известняки, образующиеся в экваториальной зоне.

Есть, конечно, и другие доказательства. Например, бокситы, формирующиеся в условиях выветривания в экваториальной зоне, или залежи каменной соли, образующиеся в аридном климате. Найденные в Восточной Европе или в Предуралье, они говорят о том, что эти зоны находились в прошлом на иных широтах. Важно, что палеоклиматические данные очень хорошо совпадают с палеомагнитными.

В последнее время появилось еще одно безусловное подтверждение дрейфа континентов. Оно связано с внутриплитовым вулканизмом. Выявлены следы прохождения Сибири над «горячими точками», и они тоже показывают, что Сибирь перемещалась на тысячи километров.

Использование всех этих методов потопило построить реконструкции абсолютного движения континентов, в частности Сибирского и Восточно-Европейского. Так что континенты,кажущиеся сейчас стабильными и неподвижными, на самом деле проделали за свою историю огромный путь. При анализе их геологической истории это, конечно, следует учитывать.

Когда мы начинаем исследовать платформы, особенно их фундаменты, то выясняется (это было известно и раньше, но другой была интерпретация), что сам фундамент платформ состоит из равновеликих блоков — от сотен до тысяч километров в поперечнике. Например, в Балтийском щите засчитывается несколько таких блоков, по крайней мере пять. И вот что интересно: сами эти блоки сложены породами с возрастом два с половиной — три миллиарда лет, а разделены они узкими зонами шириной в несколько десятков километров, где породы гораздо моложе — от тысячи пятисот до двух миллионов лет.

В пределах Украинского щита ученые также выявили отдельные блоки. И оказалось: знаменитые криворожские железистые кварциты — одна из главных кладовых черных металлов нашей страны — как раз и приурочены к этим пограничным зонам, к этим своеобразным «швам».

В зонах «швов» слои сильно смяты, деформированы, в них образованы не только складки, но и надвиги, в которых на многие десятки километров одни породы надвинуты на другие. «Шовные» зоны свидетельствуют о том, что блоки сдвигались, спаивались, поглощая пространство, разделяющее их. Миллиарды лет назад плиты, составившие теперешнюю платформу, столкнулись, срослись между собой. В швах мы и находим следы магматизма и связанные с ним полезные ископаемые — кварциты, никелевые, полиметаллические оруденения.

На Сибирской платформе палео- магнитные данные показывают, что два крупных блока — Алданский щит. 

В Советском Союзе разведка поднадвиговых зон почти еще не ведется, но она сулит большую отдачу. С этой точки зрения следовало бы обратить внимание на возможность расширения ресурсов «Второго Баку» на западном склоне Урала, где директор Геологического института Башкирского филиала АН СССР М. Камалетдинов давно уже доказал наличие крупнейших тектонических покровов, погребающих под собой мощные потенциально газоносные толщи Предуралья.

Сейчас геологам следует переосмыслить результаты старых разведок многих мест Советского Союза, нужно заново квартировать территории, отмечая на них иные признаки, иные указатели для поиска полезных ископаемых. Знание геологической истории вооружает сейчас геолога совсем новыми прогностическими данными.

Многое уже делается. Составляется, например, специальная геодинамическая карта, которая затем послужит более детальным исследованиям. Переосмысление и новая интерпретация чрезвычайно богатого нашего геологоразведочного материала должны привести геологов к новым открытиям, которые послужат и для разработки теории, и для укрепления материально-технической базы нашей страны. Конечно, работа немалая. Она должна включать в себя и изменение образования нынешних геологов, которых, к сожалению, еще очень часто учат по старинке, и перемену образа мыслей огромной армии геологов-практиков, геологов-поисковиков.

Понравилась статья? Поделитесь!

Поделитесь вашим мнением

Please enter your comment!
Please enter your name here